Киберпанк в России: власть корпораций

18 декабря 2020
Общество
Киберпанк в России: власть корпораций

Долгожданная игра «Cyberpunk 2077», наконец-то поступившая в продажу, не только свидетельствует о популярности жанра «киберпанк», но и является метафорой социальной реальности России. 

После выхода очередного шедевра польской студии CD Projekt RED, создавшей «Ведьмака», интернет переполнили рецензии, отзывы и видео-обзоры, посвященные игре. Ее популярность как нельзя лучше демонстрирует неосознанное понимание людьми того факта, что они тоже живут в обществе победившего киберпанка.

Киберпанк больше не является футуристическим проектом, описывающим наше будущее. Постепенно общество пришло к тому состоянию, которое описывают сюжеты книг и фильмов в жанре киберпанк. Например, полностью реализован принцип «высокие технологии и низкий уровень жизни». 

И действительно, на фоне нищеты и бесправия существенной части населения в странах второго и третьего мира, мы видим одновременное появление огромного количества разнообразных высокотехнологичных гаджетов. Дополненная реальность уже не вызывает удивления, а Илон Маск создал работающую модель имплантируемого нейроинтерфейса – Neuralink. 

Российский киберпанк

Так называемый принцип «high tech, low life» мы наблюдаем прямо сейчас. Например, после выхода игровой консоли «PlayStation 5» в соцсетях начали массово появляться ироничные публикации с фотографиями, где в обстановке типичной российской квартиры, среди интерьера, не обновлявшегося с советских времен, на фоне шифоньера и ковра стоит «плазма» и новенькая приставка. 

Russian cyberpunk 2019 : Cyberpunk

И это не исключение, а повседневная реальность: многие россияне всю жизнь живут в ужасающей бытовой обстановке, при этом пользуясь новыми моделями компьютеров, позволяющих играть в современные игры. И в российской глубинке, и на окраинах крупных городов все население поголовно имеет смартфоны, причем их ценовой и технологический уровень в несколько раз превышает стоимость всех остальных принадлежащих им вещей. Информационные технологии пронизывают мир серьезного социального неравенства сверху донизу. 

Человек, идущий по центру Москвы и добиравшийся четыре часа к месту работы, а теперь — готовящийся столько же ехать обратно, может видеть вокруг себя высокотехнологичный мегаполис, не уступающий западным. При этом сам человек может буквально жить впроголодь на нищенскую зарплату, выплачивая кредит за айфон последней модели. Вот так iPhone превращается, по меткому замечанию Виктора Пелевина, в «iPhuck». Кстати, этот роман живого классика русской литературы, вышедший в 2017 году, представляет собой классическое повествование в жанре «киберпанк».

Что такое киберпанк: история жанра

Здесь уместно сказать несколько слов и о самом жанре. Атмосфера холодного нуара в высокотехнологичной городской среде возникла в своем оформленном виде в первых рассказах Уильяма Гибсона. Это «Сожжение Хром» и получивший широкую известность благодаря голливудской экранизации «Джонни Мнемоник» с Киану Ривзом. 

Надо отметить, что экранизации вообще во многом определили данный жанр. Фильм Ридли Скотта «Бегущий по лезвию» прописал все основные его «каноничные» черты. Это и городская беднота с кибернетическими имплантами, и неоновый ретровейв, и, наконец, главный философский вопрос киберпанка – кто такой человек и в чем его отличие от робота? Чем сознание андроида отличается от сознания человека? И что есть сознание? Является ли рефлексия, то есть «осознание своей самости», его отличительной чертой? Эти вопросы были поставлены и в рассказе Филлипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», на котором основывается сценарий «Бегущего по лезвию», хотя фильм существенно отличается от книги. 

Разумеется, эти вопросы восходят к философской традиции спора с формулой Рене Декарта «Мыслю, следовательно — существую»: следует ли приравнивать возможность строить логические цепочки к существованию в экзистенциальном смысле? Поэтому имя героя повествований Ридли Скотта и Филлипа Дика – «Декард», что является прямой отсылкой к картезианскому принципу «Cogito, ergo sum», стирающему разницу между машиной и человеком.

Однако настоящий успех жанру «киберпанк» принес роман Уильяма Гибсона «Нейромант», первый роман в трилогии «Киберпространство». Успех романа во многом определило то, что в отличие от большинства фантастов, Гибсон обладает своим собственным оригинальным литературным стилем, характеризующимся идеальным балансом художественных описаний и динамики сюжета. В романе были прописаны основные визуальные черты жанра, а также поднята проблема того, что есть искусственный интеллект. 

Фильм «Матрица», принесший киберпанк в массовую культуру, взял из «Нейроманта» множество типажей, хотя часть концепции были позаимствована из аниме «Призрак в доспехах», также являющегося классикой жанра киберпанк. Для киберпанка весьма существенно противопоставление маргинала-одиночки, хакера, выживающего в городской среде благодаря своим компьютерным навыкам, и «системы», представленной в виде могущественных корпораций. 

Azione! Neo di Matrix non ha personalità - digitec

Власть корпораций 

Власть корпораций и олигархов – та реальность, которая хорошо знакома любому россиянину. Более того, тут мы имеем преимущество перед Западом. Там государство еще пытается противостоять общей тенденции. Например, совсем недавно американское правительство обвинило Фейсбук в монополизации рынка соцсетей и потребовало его разделения на собственно Facebook, Instagram и WhatsApp. То же самое касается и Google, от которого антимонопольщики хотят отделить YouTube. В нашей реальности если корпорацию кто-то и делит, то, обычно, другая корпорация. Достаточно вспомнить дело «Юкоса» с последующей посадкой Ходорковского. 

В целом же, достаточно очевидно, насколько жизнь каждого россиянина определяют решения, приятые такими мегакорпорациями, как «Газпром», «Сбербанк», «Роснефть» и «Яндекс». А промышленные гиганты, такие, как «Норникель» и «Русал» существенным образом определяют жизнь в регионах своего присутствия, устанавливая «порядки на местах». 

Многочисленные западные и не такие многочисленные российские исследования посвящены клановой природе российского «кумовского» капитализма, что опять-таки характерно для киберпанка, в котором тема «срощенности» госструктур и корпораций является фоном для действий персонажей. Монополизм и теневая экономика – это не далекий 2077 год, как в игре, а реальность, «непосредственно данная в ощущениях», окружающая нас и формирующая социальную реальность. 

Причем это формирование происходит, во многом, благодаря информационным технологиям. Корпорация «Mail.ru Group» владеет крупнейшими российскими социальными сетями «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также новостным порталом и почтовым сервисом Mail.ru. Кроме прочего, совершенно очевидно, что голосовой помощник Алиса в блютуз-колонках – это лишь начало движения «Яндекса» в сторону технологий, основанных на самообучающихся нейросетях и применяемых в алгоритмах принадлежащего Яндексу «Кинопоиска». 

Крупнейшие корпорации России по версии Forbes 2019

Название компании Выручка в 2019 млрд. руб. Сфера деятельности Штаб-квартира
Лукойл 7841 Нефть и газ Москва
Сургутнефтегаз 1814 Нефть и газ Сургут
X5 Retail Group 1734 Торговля Амстердам
Магнит 1368.7 Торговля Краснодар
Татнефть 932.3 Нефть и газ Альметьевск
Норильский никель 877.8 Цветная металлургия Москва
Новатэк 862.6 Нефть и газ Москва
Evraz 770.3 Черная металлургия Лондон
Группа компаний «Мегаполис» 752.28 Торговля Булатниково, Московская область

 

Контроль над информационным пространством – это естественный этап развития посткапиталистического общества, отраженный в посткиберпанке. В художественной литературе примером таких произведений выступает, опять-таки, Уильям Гибсон с его «Трилогией Бигенда» – серией романов «Распознавание образов», «Страна призраков» и «Нулевое досье». В них показано, как корпоративный мир стремится овладеть все более и более совершенными рекламными и информационными технологиями. Корпорации хотят не только предугадывать потребности и запросы общества, но и формировать их. 

Любопытно, что в этих романах Гибсон как раз и использует Россию в качестве иллюстрации мира посткиберпанка, выписав образ Москвы и московского олигарха в самых мрачных красках. Более того, автор был знаком с Виктором Цоем и даже написал сценарий к фильму «Цитадель смерти», который режиссер Рашид Нугманов собирался снять с Цоем в главной роли. Фильм разумеется, должен был быть в жанре киберпанк, а место действия – футуристический Ленинград. Однако смерть Цоя помешала этому проекту осуществиться. Так что идея о том, что постсоветское пространство живет в мире киберпанка принадлежит самому отцу киберпанка — Уильяму Гибсону! 

Уильям Гибсон - фото, биография, личная жизнь, новости, книги 2020 - 24СМИ

Российский олигархический капитализм сформировал именно ту реальность киберпанка, в виртуальное отражение которой так хотят погрузиться отечественные игроки. И их интерес «Cyberpunk 2077» – это еще и желание осуществить свои заветные фантазии в цифровом аналоге окружающего их мира.

 

Фото: playground.ru.