Митинги 23-го января в России: политологический анализ

26 января 2021
Политика
Митинги 23-го января в России: политологический анализ

Что можно сказать о силовых разгонах акций протестов (или незаконных демонстраций, кому как нравится), проходивших в крупнейших городах России в поддержку Алексея Навального 23 января?

Протесты против полицейского произвола 

На протесты вышли лидеры мнений: Оксимирон, Нойз МС, Дудь, Парфенов, Лапенко, Поперечный и т. д. и т.п. Мы видим, что градус противопоставления радикализируется. Традиционно «депрессивный» месяц январь, и тот факт, что на протесты вышло так много людей, говорит о чрезвычайной консолидации, как любят выражаться политологи, «протестного электората».

В рамках этого протестного электората реализуется несколько тенденций, одна из которых – демографическая. Это значит, что в стране наблюдается существенная прослойка молодого населения, которое, как показывают социологические исследования, вне зависимости от режима начинает вскипать и переливаться через край, как только достигает определенного процента от общего объема населения.

Затем, совершенно явственно, наблюдается застарелое, медленно возраставшее, и, наконец, достигшее точки кипения недовольство действиями силовых структур, прежде всего – полицейских. Причем, это является общемировым трендом. Например, протесты в Америке тоже были направлены, во многом, именно против полицейского произвола по отношению ко всем расам.

И это не случайно, поскольку Америка, как и Россия, является полицейским государством. Более того, и такая точка зрения есть, что полицейские в США обладают гораздо большим уровнем полномочий. С другой стороны, в Америке полицейские в куда большей степени соотносят себя с нормами закона из-за жесткого контроля со стороны государства. В России же полицейский стал источником скрытой угрозы, «имперским штурмовиком», при встрече с которым, в народном восприятии, лучше от греха подальше перейти на другую сторону улицы. И эта ситуация вынужденного, пассивного принятия опасности полицейского «беспредела» (особенно – в регионах) начинает особенно раздражать, поскольку каждый такой случай становится немедленно известен.

Это, кстати, не значит, что таких случаев стало больше, просто весь мир становится более транспарентен, и с увеличением его прозрачности приходит иллюзия увеличения вопиющих случаев произвола, тогда как теперь они просто стали лучше освещены, сразу появляясь в соцсетях, а оттуда – в СМИ. Тем более, что среди полицейских действительно есть определенный процент совершенно не контролирующих себя садистов, излишнее рвение которых вдруг оборачивается настоящим публичным скандалом, вроде того случая на демонстрациях 23-го, когда полицейский ударил ногой в живот женщину просто потому, что она задала ему вопрос. При этом, как всегда, оказалось, что у совсем уж откровенных «медийных говночерпиев», вроде Владимира Соловьева, полицейский «оттолкнул женщину, упиравшись ей ногой живот», и ему за это должны дать квартиру.

Ясно, что это рассчитано на других силовиков: смотрите, власть на вашей стороне, не бойтесь бить протестующих. Но это также создает новые волны протеста, охватывающие уже тех, кому до политики вообще дела нет. Последних возмущает сам факт произвола, к которому, казалось бы, уже давно привыкли, особенно – в регионах.

Кстати, что касается регионов – ситуация, когда за Навального, в основном, выходят две российские столицы, прошла – теперь и крупные региональные центры озаботились не только своими специфическими проблемами, такими, как Шиес, Куштау или Архангельский полигон. И это также исподволь меняет ситуацию. 

Протесты в России:

  • 6 мая 2012 года. «Марш миллионов» на Болотной и Манежной площадях (задержано около 650 человек);
  • 26 марта 2017 года. Митинги «Он вам не Димон» (задержано 1805 человек);
  • 5 мая 2017 года. Акции «Он нам не царь» (задержано 1600 человек);
  • 12 июня 2017 года. Акции против коррупции «Требуем ответов» (задержано 1769 человек);
  • 27 июля 2019 года акция за честные выборы в Мосгордуму (задержано 1373 человека);
  • 23 января 2021 года. Акции в поддержку Алексея Навального (задержано 3610 человек).

Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов тот медийный эффект, что производят тонко рассчитанные как раз на возмущение «народных масс» ролики Навального.

Протесты против полицейского произвола

Дворец Путина: между Версалем и аквадискотекой 

К дворцу Путина возникают претензии благодаря наиболее мощному посылу фильма-расследования. Смотрите, мол, Путин даже свою резиденцию не может построить, угробив на нее какие-то немыслимые суммы. Что уж говорить о всей России, которая своей не обустроенностью обязана именно такому управлению! Это поражает больше всего! Неужели даже для президента в России нельзя построить что-то качественно?!

Второй вопрос носит характер «эстетических» разногласий с властью. Ведь вся эта итальянская стилистика, весь этот псевдоклассицизм и «барокко» – ужасающе безвкусны. Особенно чудовищно смотрится дорогая мебель ручной сборки из супер ценных пород древесины. Глядя на эти странные столы и шкафы, думаешь, что ведь это абсолютный аналог золотого унитаза украинского коллеги Путина Януковича. Дешевле было бы даже отреставрировать подлинные кресла XIX века. Обращает на себя внимание и то, что дворец жутко неудобный – холодные мраморные полы, огромные пространства неуютных комнат, в которых стоит пара кресел на весь зал…

Только отечественным олигархам еще кажется, что жить в месте, которое, по их представлениям, выглядит, как не особо правдивые декорации к съемкам фильма Никиты Михалкова о царской России – это высший уровень качества жизни. Нельзя себе представить, чтобы современные цифровые аристократы, такие как Билл Гейтс, Марк Цукерберг или Илон Маск построили бы себе нечто подобное.

И ведь множество людей, глядя на это, подумали, что за гораздо меньшую цену там могло быть создано какое-нибудь технологическое чудо, или, по крайней мере, интегрировано хорошее техническое оснащение. Имея возможность приобрести самую дорогую и эксклюзивную «умную» бытовую технику, да чего уж там – имея возможность построить полностью «умный дом» последнего поколения, Путин строит безвкусную копию Зимнего дворца.

Он мог бы создать, к примеру, комнату виртуальной реальности, мог бы заказать зал целиком из плазменных панелей по всем четырем сторонам, а также на полу и потолке. Или хотя бы повесить на стенах огромные экраны, на которых можно будет транслировать изображения картин периода классицизма. Да что уж там – обычные картины и статуи тоже бы дали понять, что нувориш, решивший жить как высшая аристократия екатерининских времен, по крайней мере, не является на деле тем же обывателем из петербургской коммуналки.

Дворец европейского правителя, включая дворцы в Российской империи, был, одновременно и музеем. Он был хранилищем сотен живописных полотен и скульптур, которые, как в музее, демонстрировались посетителям. И в этом еще одно отличие путинского жилища от настоящего дворца: во дворец допускались посетители, которые составляли двор и свиту.

И, наконец, в расследовании Навального явственно указано не только на то, что есть, но и на то, чего нет, а именно – на отсутствие рабочего кабинета и библиотеки. Есть достаточно странная комната, обозначенная на плане здания как читальня, но непременного атрибута дворца европейского аристократа – громадной библиотеки — нигде нет. Дворянин мог за всю жизнь не прочесть там ни строчки. Однако сам факт ее наличия был обязателен. И вот этот диссонанс между заявкой на статус «мудрого монарха» и реализацией в духе особняка братка из 90-х создает чувство диссонанса уже в той части населения, что способна улавливать подобные вещи.

дворец Путина

По другую сторону баррикад

Именно поэтому мы видим серьезную радикализацию позиций со стороны протестующих, которые теперь еще и пользуются оружием, подаренным им западными «левыми» – общественным осуждением через соцсети. При этом, все чаще, с настроениями «кто не с нами – то враг». И это невольно позволяет проводить параллели с бурным началом XX века и его революциями.

У главного российского классика Виктора Пелевина есть сюжет о том, как стоящие на страже кадеты в канун начала Октябрьской революции стоят на страже у въезда в Санкт-Петербург, и одного из них посещает мистическое видение: мимо них пытается прокрасться злая сила, что обрушит Империю в крах. А в это время под разными масками, переодевшись, мимо них стареется проскочить Владимир Ленин.

Вот так, вероятно, ощущают себя противники Навального, поддерживающие силовые разгоны митингов. Даже если эти люди не особо довольны своей жизнью при Путине, очевидно, их модель восприятия основывается на иных принципах рациональности, чем у тех, кто противопоставляет себя нынешней власти.

Нельзя отрицать, что и в этом мировоззрении есть истина: мир действительно представляет собой арену геополитического противоборства, «Великую Шахматную доску» известного американского политолога Бжезински. И на этой доске, как только Россию охватывала та или иная «смута», миллионы людей ввергались в пучину страшных смертей, голода или лишений. При этом, жуткие исторические катастрофы происходили с Россией именно при попытке «открыться» Западу, при малейшей попытке либерализации.

Великие реформы Петра Первого и их зримое архитектурно-инфраструктурное воплощение — Санкт-Петербург — были построены на костях множества жертв, не смирившихся с курсом на вестернизацию. А Питер так вообще буквально стоит на костях крестьян, плотно утрамбовавших финские болота при возведении очередного дворца. Стали ли нравы в России с приходом Петра более «европейскими»? Разумеется. Именно тогда дремучая Московия начала превращаться в то блистательное государство, которым будет управлять женщина, ведущая переписку с Вольтером. Но какова цена?

Российская империя начала XX века была по своему типу весьма разнородной, и при всей архаичности уклада жизни в губерниях, центральные ее города были вполне европейскими по своему духу. Однако российское общество требовало дальнейшей либерализации с оглядкой на Западные «свободы». И вот, в результате – кровавая гражданская война с ее ужасами, а затем – нескончаемые годы большевистского террора.

Пересобрав империю в конфигурацию Советского Союза, Россия снова движется навстречу Западу и в результате – кризис 90-х годов, во время которого число человеческих потерь оказалось вполне сопоставимо с потерями во Второй мировой: бандитизм, голод, разрушенная экономика, распад и кризис за кризисом…

Так что неудивительно, что очень многие люди с мало-мальским образованием склонны проводить исторические параллели и опасаться повторения истории, опасаться того, что жажда свободы приводит здесь к российскому бунту, бессмысленному и беспощадному. Бунту, который не служит лишь цели «дворцового переворота», а сметает сами основания прежней хоть сколько-нибудь нормальной жизни. А если ты воспринимаешь происходящее именно таким образом, несложно предположить, что ты лишь ждешь момента, пока власть престанет справляться, чтобы самому выти на улицу и остановить очевидную для тебя угрозу.

Как примирить эти две позиции? Есть ли между ним точка синтеза и каким образом будут развиваться события? Возможна ли вместо либеральной революции в России – революция консервативная? Бурно начавшийся 2021 год оставляет место для ответов на эти вопросы. 

 

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал и узнавайте самые важные новости России и мира.

альфабанк