Партнерство на грани: какими будут отношения России и Турции в 2021-м году?

6 января 2021
Политика
Партнерство на грани: какими будут отношения России и Турции в 2021-м году?

Напряженность — элемент, охарактеризовавший отношения между Россией и Турцией в 2020 году, начался с Идлибского кризиса и закончился войной в Нагорном Карабахе. За обеими державами стоит многовековое прошлое периодически повторяющихся конфликтов и разногласий, а так называемые «новые русско-турецкие войны» возникают везде, где пересекаются их интересы, от Балкан до Центральной Азии, от Ливии до Сирии, от Украины до Южного Кавказа.

Турция в 2021 году станет державой, стремящейся к стратегической автономии, которая из соображений «полезности» действует в районах, так или иначе находящихся под влиянием России, далеко не всегда согласовывая свою повестку дня с Западом.

В то же время, не совсем корректно говорить о том, что Турция Реджепа Тайипа Эрдогана является пятой колонной западного блока или обладает врожденной предрасположенностью к антагонистической конфронтации с Россией. Долгосрочная цель Анкары — это возвращение на древнее и естественное место в роли «моста между мирами», места встречи (и столкновения) христианства и ислама, а также точки соприкосновения между Европой и Азией.

Однако на весах, рядом с воплощением евразийских мечтаний Эрдогана, находится стойкая уязвимость национальной экономики, которая делает Анкару «шантажируемой», а тенденция вмешательства в сферы влияния других государств работает в направлении, противоположном поддерживаемым ею альянсам, подрывая их доверие.

Наследие 2020 года

Если 2020 год был годом посева, то 2021 год станет годом урожая. Турецкий динамизм на посткоммунистическом пространстве Восточной Европы и Балканах сможет получить дополнительный вклад, гарантированный вступлением в строй «Турецкого потока», избранием Майи Санду в Молдове, постоянно укрепляющимся партнерством с Украиной, форпостами, созданными в так называемом «албанском поясе», а также в результате предоставления гуманитарной помощи на Балканах. Более того, после войны в Нагорном Карабахе Анкара по праву вошла в цепь держав-гарантов Южного Кавказа, начав закладывать основы «коридора пантюркизма».

2020 год можно смело назвать годом Турции — и не только из-за успехов, достигнутых на постсоветском пространстве. Новое разделение власти, формирующееся от Балкан до Центральной Азии, будет намного более полярным, а влияние Москвы, хоть и уменьшится, но будет продолжать проявляться в разрешении региональных конфликтов и вопросов.

Россия, аналогично тому, что произошло с Китаем в Центральной Азии, терпит усиление турецкой экспозиции на постсоветском пространстве, потому что альтернативой этому является приход западных держав. В связи с этим Москва и Анкара, комментируя исход войны в Нагорном Карабахе, не единожды заявляли, что это — поражение Запада и их исключительная победа.

Таким образом, основная причина трений между двумя державами связана с частичной, но неизбежной дерусификацией постсоветского пространства. Москва знает об этом и всеми силами пытается противодействовать, насколько это возможно, гигантскому аппетиту Эрдогана, чье имперское стремление к величию ритуально завершается предательством соглашений и двуличием.

По мнению политологов, «неутолимый голод» Эрдогана является причиной непрерывной дуэли между Москвой и Анкарой, а эскалации удается избежать только благодаря дипломатическому мастерству Кремля.

Explained: Why the Erdogan-Putin meet is significant | Explained News,The Indian Express

Фактор «США»

Долгосрочной целью Эрдогана является дистанцирование Турции от Запада — блока цивилизаций, в который она вошла по причинам политического и геополитического выживания и который с окончанием «холодной войны» постепенно утратил свою историческую функцию.

Помимо склонности к двурушничеству и вмешательству в чужие сферы влияния, еще одним серьезным препятствием на пути турецкой стратегической автономии является фактор Соединенных Штатов. «Российско-турецкий брак» будет и впредь мотивироваться соображениями удобства и страдать от «внебрачных связей», пока Эрдогану не удастся достаточно сильно дистанцироваться от Белого дома, считающего Турцию незаменимым партнером из-за уникальной способности, обусловленной географическими причинами, создавать проблемы одновременно и Европейскому Союзу, и России.

В этом свете Россия должна будет подготовиться к росту недоразумений и конфликтов со своей турецкой «супругой», преданной частой «супружеской неверности». С другой стороны, за последние годы ситуация на мировой арене очень изменилась. Турецкий лидер становится все более нетерпимым по отношению к «указаниям» Запада, однако опыт показывает, что кремлевская дипломатия способна справиться с непостоянным Эрдоганом.

 

Читайте также: