Греция и Турция вернулись к диалогу?

26 января 2021
Политика
Греция и Турция вернулись к диалогу?

В Стамбуле прошла встреча делегации Афин и Анкары для проведения очередного раунда переговоров, посвященных напряженности в Эгейском море. Обе страны занимают диаметрально противоположные позиции касаемо открытых месторождений нефти и газа, которые они никак не могут между собой поделить.

Возобновление диалога впервые с 2016 года уже поприветствовали Соединенные Штаты. Однако и Афины, и Анкара все еще далеки друг от друга, а их попытка переговоров, образно говоря, разделена морем и в материальном, и в образном плане. В этом смысле сообщения, озвученные обеими сторонами, совсем не так хороши, как хотелось бы. И они показывают, насколько сложным является этот и дипломатический, и явно военный вопрос.

Греция подтвердила закупку 18 истребителей «Rafale» у Франции, а министр обороны страны заявил, что соглашение между Афинами и Парижем «посылает четкий сигнал в разных направлениях». Само собой разумеется, что такой шаг явно имеет привкус предупреждения для Анкары, поскольку сама Франция была страной, которая сразу же встала на сторону Греции во время эскалации ситуации в восточном Средиземноморье в прошлом году, когда военные корабли обеих стран не смогли поделить лакомый кусок территории.

Тем временем, Эммануэль Макрон и Реджеп Тайип Эрдоган внимательно изучают друг друга, даже если в последнее время они, кажется, тоже встали на путь дипломатии.

Читайте также:

Эрдоган очень хорошо знает, что должен обратиться к Парижу, если хочет иметь дальнейшие возможности для маневра в Средиземном море и за его пределами. На Эгейском «фронте», в Ливии, Сирии и обширных секторах разведки Франция и Турция являются необходимыми, хотя и неудобными собеседниками друг для друга. Но именно из этого дипломатического канала могут «всплыть» настоящие поворотные моменты в ссоре с Грецией, учитывая, что антитурецкий блок состоит не только из Греции, но и из Кипра, Египта и Объединенных Арабских Эмиратов.

Доказательством «потепления» между Парижем и Анкарой является тот факт, что если прошлым летом и осенью Афины отказывались от любого диалога с турецким коллегой, обвиняя соперника в незаконных действиях, а также угрозе греческому и европейскому суверенитету, то сегодня мы наблюдаем робкие попытки восстановления турецко-эгейского диалога. Работа с Грецией также помогает завоевать доверие в качестве собеседника и по отношению к Европе.

Очевидно, что перед лицом пользы в заново открываемом диалоге с «партнерами», Эрдогану пришлось появиться за столом переговоров, чтобы доказать, что он может «показать зубы» в любой момент. Особенность Анкары состоит в том, что она способна найти единство, особенно во внешней политике, демонстрируя совпадение интересов, которое трудно сравнить с интересами многих западных стран. Попасть за стол переговоров с позиции силы также означает ответить ударом на заявления противника.

Греция же, показав, что она достигла соглашения по французским истребителям, ведет дополнительные переговоры о фрегатах с Парижем и с Вашингтоном, дала ясно понять, что хочет вооружить свое море независимо от отношений с Турцией. Последняя ответила на такие маневры особенно важной демонстрацией силы: за день до переговоров в Стамбуле был спущен на воду новый фрегат полностью национального производства, носящий имя древней столицы страны.

Фото: aa.com.tr

Корабль, первый из серии лодок, принадлежащих к классу «Стамбул» (F-515), является одним из флагманов программы «Milgem», плана по усилению турецких вооруженных сил, который в основном включает крупномасштабные инвестиции во внутреннее производство военно-морских единиц и транспортных военных средств. Эрдоган, присутствовавший при запуске новой передовой части флота, заявил, что «наличие военной, экономической и дипломатической мощи — это обязанность, а не выбор для Турции». Он напомнил о способности страны снять эмбарго, введенное западными странами, но прежде всего — открыл новый фронт для диалога, напомнив, что «Турция становится страной, которая удовлетворяет потребности дружественных и союзных стран, а также себя с точки зрения наземных и морских транспортных средств». Президент подтвердил, что и на подводном фронте его страна начала программу укрепления потенциала.

Фото: aa.com.tr

Выбор Эрдогана имеет двойной смысл. С одной стороны, он хотел послать сигнал Греции, показав возможности турецкого военно-морского флота прямо перед тем, как обе страны должны были обсуждать спорные морские вопросы. И не случайно, ведь в то же время сами греки подписывали соглашение по истребителям с Минобороны Франции. Но послание Эрдогана, по факту, еще глубже и касается прежде всего НАТО, включая Францию и Соединенные Штаты.

ВМФ, по словам Эрдогана, в течение следующих пяти лет сможет продемонстрировать явное превосходство в силе, поскольку за последние годы страна увеличила финансирование оборонной сферы в 11 раз с 5,5 млрд до 60 млрд долларов. Анкара за это время имеет все шансы увеличить присутствие в Средиземноморье, тем более, что в этой сфере работа идет полным ходом. И особенно важным в этом свете является авианосец «Анадолу», который должен стать настоящим флагманом турецкого флота. Однако перспективы такого величия омрачает отсутствие американских истребителей F-35, покупку которых заблокировали США. А для Эрдогана невозможно думать о замене F-35 в краткосрочной перспективе на самолеты других стран, в частности Китая или России, чтобы избежать тотального столкновения со Штатами и Атлантическим альянсом. Ясно, что Эрдогану нужны эти самолеты. И очень сильно. Именно поэтому он вновь начал переговоры с Францией и Грецией, продемонстрировав готовность к улучшению отношений с другими партнерами.

 

Фото: aa.com.tr

альфабанк